Фабрика окон в Судаке
Хорошая вода в Судаке

Судакский десант 1942 года: неравные бои и героическая гибель

12:05
3791

С 6 по 27 января — дни памяти Судакского десанта, героически сражавшегося с фашистами зимой 1942 года.

История Великой Отечественной войны знает множество тактических морских десантов. В то же время высадок, имевших самостоятельные оперативные или стратегические задачи, было далеко не так много. Одной из таких операций стал советский десант, высаженный в Судаке в январе 1942 года.

В прошлом году судакские школьники подготовили видео, в котором рассказали о подвигах десантников, воевавших за наш город:

Мы также хотим напомнить о том, как шли бои за Судак в первые дни страшного 1942 года. Обратимся к отрывкам из исследования Владислава Гончарова, опубликованному в прошлом году на сайте Warspot.ru



Наступление 44-й и 51-й армий под Феодосией было назначено на 16 января. В связи с этим 14 января штаб Черноморского флота подготовил директиву о высадке в Судаке. На этот раз операцию спланировали куда более тщательно. В ней принимали участие крейсер «Красный Крым», эсминцы «Сообразительный» и «Шаумян», канонерка «Красный Аджаристан», а также шесть катеров типа «МО». Общее командование отрядом осуществлял капитан 1-го ранга Андреев. К огневой поддержке высадки были привлечены ещё более мощные силы – линкор «Парижская Коммуна» в охранении эсминцев «Безупречный» и «Железняков» под общим командованием командира эскадры Черноморского флота контр-адмирала Л. А. Владимирского.

Десантный отряд выходил из Новороссийска, чтобы прибыть к месту высадки 15 января в 22:00, линкор в охранении двух эсминцев – из Поти, чтобы начать обстрел после полуночи. Более того, для огневой поддержки войск весь день 16 января у берега должны были оставаться канонерка «Красный Аджаристан» и четыре «малых охотника». Кроме того, один катер (СКА №92) должен был высадить в районе Алушты диверсионную группу из 35 бойцов, имевших задачу нарушать связь и отвлекать внимание противника. С рассвета 15 января разведку обстановки в Судакской бухте проводили подводные лодки М-55 и Щ-201.

Высадившись в Судаке, 226-й горнострелковый полк должен был занять район сёл Большой и Малый Таракташ, после чего частью сил наступать по приморской дороге на Отуз и во взаимодействии с частями 44-й армии, находившимися у Коктебеля, уничтожить здесь приморскую группировку противника. Остальным силам полка следовало атаковать из Судака вглубь берега в направлении на Салы, перерезать Симферопольское шоссе западнее Старого Крыма и при подходе левофланговых частей 44-й армии уничтожить Старокрымскую группировку противника.

Организация сил десанта и срочное изменение планов

Главной проблемой операции являлось малое время на её подготовку – директива была подписана в полдень 14 января, адмирал Владимирский на линкоре прибыл в Новороссийск из Поти и получил план 15 января в 8 утра, а выходить к Судаку ему следовало уже в полдень. По счастью, капитан 1-го ранга Андреев являлся его начальником штаба и основную часть документов по высадке заранее подготовил сам, а также организовал погрузку на корабли снаряжения и вооружения уже 14 января.

Личный состав и снаряжение 226-го горнострелкового полка предполагалось перевозить на боевых кораблях – крейсере «Красный Крым» (560 человек, 40 т грузов), эсминцах «Сообразительный» (241 человек) и «Шаумян» (220 человек), а также канонерской лодке «Красный Аджаристан» (580 человек, четыре 76-мм орудия, восемь лошадей, боезапас, продовольствие и вагон досок для сооружения пристани). Поскольку канонерка «в юности» была десантным судном типа «Эльпидифор», она должна была причалить прямо к берегу и высаживать войска по сходням – благо глубины в районе Судака достаточно велики. Для перевозки войск с крейсера и эсминцев предназначались пять «малых охотников» и два сейнера, шедшие на буксире у канонерки.

Лёгкий крейсер Красный Крым в Поти

Лёгкий крейсер Красный Крым в Поти

Высадка должна была осуществляться в трёх пунктах:

— «Красный Крым» и канонерская лодка с тремя «малыми охотниками» в самом Судаке;

— «Шаумян» и «малый охотник» №141 восточнее поселка, за мысом Алчак-Кая;

— «Сообразительный» и «малый охотник» №95 западнее посёлка, в бухте Новый Свет.

На «малых охотниках» должен был находиться отряд первого броска 210 десантников, но в итоге их оказалось только 136. На канонерской лодке и эсминцах размещался первый эшелон, на крейсере второй. Высадку следовало начинать в полночь, чтобы корабли могли завершить её к пяти часам утра и до рассвета успеть отойти на 40–60 миль от берега, подальше от вражеских самолётов.

Высадка осуществлялась по принципу скрытности – огонь по берегу открывался только после начала десантирования и лишь по сигналу командующего эскадрой. Первоначально огонь должен был вестись просто по району высадки и узлам дорог (последнее – вполне осмысленно, так как дорог здесь очень мало, а в горах вне дорог войска не пройдут), с рассветом – по заявкам корректировочных постов с берега.

Канонерская лодка Красный Аджаристан (бывший Эльпидифор-414)

Канонерская лодка Красный Аджаристан (бывший Эльпидифор-414)

Тихоходная канонерка вместе с «малыми охотниками» вышла к месту высадки ещё 14 января в 16:00. Посадка людей на остальные корабли началась рано утром 15 января: на эсминцы в 07:20, на крейсер в 08:00 (на него было принято всего 500 человек). Тем временем на пути к Судаку столкнулись два «малых охотника», и повреждённый №141 вернулся в Новороссийск, пересадив десант на другие суда.

Канонерская лодка Красная Абхазия (бывший Эльпидифор-413), однотипная с Красным Аджаристаном

Канонерская лодка Красная Абхазия (бывший Эльпидифор-413), однотипная с Красным Аджаристаном

Это стало не единственной неприятностью. Выяснилось, что погружённые на боевые корабли войска перепутаны, и задачу командирам рот пришлось менять уже на переходе с помощью семафора. Наконец, в 22:15, когда корабли по плану должны были прибыть в район Судака, пришли совсем плохие известия – немецкие войска перешли в наступление на Феодосию, наступление 44-й армии на Старый Крым отменяется, Коктебель оставлен частями Красной армии. Поэтому план действий десанта на берегу срочно менялся – вместо наступления вглубь побережья на Салы теперь ему предписывалось двигаться на Отуз для удара в спину немецким войскам в районе Коктебеля. Теперь соединиться с частями 44-й армии предполагалось в районе Насыпкоя – то есть, почти у Феодосии.

Высадка в Судаке

В 22:30 отряд оказался в заранее намеченной точке встречи с «Красным Аджаристаном», но ни канонерки, ни подводной лодки М-55, выполнявшей роль одного из двух маяков (красный огонь), не обнаружил. Такая ситуация была предусмотрена, и корабли разделились согласно плану: в 23:00 эсминцы отправились высаживать свои отряды на флангах, а линкор и крейсер ушли в зону огневого маневрирования в 20–25 каб от берега. Вскоре был обнаружен зелёный огонь лодки Щ-201, по которому артиллеристы сделали привязку к местности. Но когда в 23:45 началась стрельба по берегу, выяснилось, что лодка стоит дальше от берега, чем должна, и первые снаряды упали в воду. В 00:35 корабли перенесли огонь вглубь суши, на плановые цели.

Ещё одна канонерская лодка этого типа – Красная Армения (бывший Эльпидифор-416), тяжело повреждённая немецким торпедным катером у Мысхако в ночь на 28 февраля 1943 года. Лодка участвовала в переброске подкреплений на Малую землю, по бокам носовой части видны десантные сходни

Ещё одна канонерская лодка этого типа – Красная Армения (бывший Эльпидифор-416), тяжело повреждённая немецким торпедным катером у Мысхако в ночь на 28 февраля 1943 года. Лодка участвовала в переброске подкреплений на Малую землю, по бокам носовой части видны десантные сходни

Около половины второго ночи у борта линкора «Парижская Коммуна» поднялись два всплеска от бомб, причём фонтан одного был столь высок, что залил мостики башенноподобной фок-мачты. Стрельба прекратилась, и в наступившей тишине моряки услышали звук мотора самолёта – ночной бомбардировщик бомбил корабль по вспышкам орудийного огня. В 01:48 было зафиксировано падение ещё четырёх бомб, лёгших в 2–3 каб за кормой.

Тем временем «Красный Аджаристан» проводил высадку самостоятельно. Два сейнера приняли с лодки войска первого броска и подошли к берегу. За ними в час ночи удачно причалила к берегу и сама канонерка, одновременно зажёгшая синий гакабортный огонь, по которому должны были ориентироваться подходившие к берегу катера и баркасы. В 01:13 с канонерки началась выгрузка бойцов на берег (по специальным сходням). До 01:40 высадились на берег и войска с катеров №092, №140 и №022, а катер №051 перегрузил свою часть десанта на канонерку. Противник открыл огонь с опозданием, и его огневые точки были быстро подавлены 45-мм орудиями «малых охотников».

Картина художника Виктора Пузырькова Черноморцы (1947 год). Именно так выглядела высадка десанта в Судаке

Картина художника Виктора Пузырькова Черноморцы (1947 год). Именно так выглядела высадка десанта в Судаке

Ближе к двум часам ночи началась разгрузка войск с крейсера при помощи сейнеров и «малых охотников». К 03:20 она завершилась, и началась выгрузка боеприпасов и снабжения, которую удалось закончить к 05:13. Увы, не обошлось без трудностей – около двух часов ночи на «Красном Аджаристане» сломалась сходня, поэтому выгрузку людей завершили лишь к 6 часам, а примерно половину техники и боеприпасов снять с лодки так и не удалось.

Высадки на флангах также прошли не совсем гладко. «Малый охотник» №141, сопровождавший эсминец «Шаумян», был повреждён и ушёл в базу, поэтому командир отряда направил к эсминцу охотник №140, но тот не нашёл «Шаумяна» и решил высадить своих десантников у мыса Алчак-Кая самостоятельно. Возле берега «охотник» попал под пулемётный огонь, в результате чего на нём был пробит бензобак, убито двое и ранено четверо. Катер отказался от высадки и ушёл к крейсеру, а позже помогал выгружать людей в районе Судака. С этого катера планировалось высадить гидрографическую партию, которая должна была зажечь на вершине скалы Алчак-Кая синий навигационный огонь для обозначения восточного края Судакской бухты. В итоге огонь поставлен так и не был – удалось зажечь лишь зелёный огонь на западном краю бухты (на Маячной башне в Судаке). Эсминец «Шаумян» всё-таки высадил здесь своих людей, но с большим опозданием, используя только корабельные шлюпки и закончив разгрузку лишь в 03:45.

В Новом Свете дела обстояли немногим лучше – «малый охотник» №95 не обнаружил эсминец «Сообразительный», но около половины первого высадил людей в бухте, после чего гидрографы установили здесь белый огонь. Лишь в три часа ночи эсминец и катер нашли друг друга, но высадка войск с эсминца всё равно затянулась до 4:45.

В 02:13 линкор «Парижская Коммуна» окончил стрельбу, выпустив 125 снарядов главного калибра и 585 снарядов калибра 130 мм. В 02:25 в сопровождении эсминцев «Безупречный» и «Железняков» он двинулся в Поти. В 04:35 отбыл в Новороссийск и крейсер «Красный Крым» в сопровождении эсминцев «Шаумян» и «Сообразительный». Таким образом, у берега осталась только канонерская лодка, и при ней «малые охотники» №092 и №022. Лодка отчалила от берега лишь около половины седьмого утра, имея радиосвязь с корректировочным постом и командиром 226-го полка майором Селиховым. Согласно отчёту командира лодки, связь с корректировочным постом прервалась в 12:30, с управлением полка – в 18:30.

Из документов неясно, вела ли канонерка огонь для поддержки десанта, однако это и не понадобилось – посёлок удалось взять довольно быстро. Зато между девятью и десятью часами лодка подверглась нескольким атакам одиночных самолётов, после чего начальник штаба флота разрешил ей уходить в Новороссийск. Примерно в это же время в Судакскую бухту вернулся эсминец «Сообразительный», посланный командиром отряда для помощи канонерке. Сопровождавший его «охотник» №092 направился к берегу для выяснения обстановки и вернулся с донесением, что огневая поддержка не требуется, десант занял посёлок и начал наступление на Феодосию. В 14:45 эсминец начал отход в Новороссийск, куда и прибыл ровно в полночь на 17 января.

«Красный Аджаристан» в сопровождении «охотников» №092 и №022 возвращался гораздо медленнее – при волнении старая канонерка не могла развить скорость больше шести узлов. В 14:18 она подверглась очередному воздушному налёту – в результате близких разрывов бомб на лодке вышло из строя пародинамо, все компасы и носовое 76-мм зенитное орудие. В Новороссийск лодка прибыла только на следующий день в 11:25.

Несмотря на все трудности, десант в Судаке был высажен успешно и с минимальными потерями. Управление операцией со стороны флотских командиров, даже с учётом торопливого планирования, оставалось на высоте. Моряки при высадке проявили себя вполне профессионально, несмотря на неожиданно возникавшие проблемы. В итоге не удалось лишь разгрузить часть снаряжения с канонерки «Красный Аджаристан» и удержать радиосвязь с командованием десанта, которая пропала к вечеру 16 января. Однако успешно высадить десант половина дела. Вторая половина адекватно использовать его в сложившейся оперативной обстановке.

16 января 1942 года десант 226-го горнострелкового полка успешно и практически без потерь высадился в посёлке Судак. Увы, ещё до момента высадки ситуация на Крымском фронте резко изменилась – немецкие войска перешли в наступление на Феодосию, и десантникам пришлось действовать самостоятельно…

Первые успехи

Согласно донесению командира 226-го полка майора Н. Г. Селихова, на берег было выгружено 1750 человек (по документам флота – несколько меньше) и четыре 76-мм горных орудия. Если верить краеведу Г. А. Корабельскому, в Генуэзской крепости, где размещался немецкий гарнизон, десантники захватили три противотанковых орудия и два станковых пулемёта. В посёлке были восстановлены органы советской власти и создана военная комендатура, начальником которой назначили начпрода полка техника-интенданта 2-го ранга Агеева. Штаб майора Селихова первоначально разместился в судакской гостинице.

Командир 226-го горнострелкового полка майор Н. Г. Селихов

Командир 226-го горнострелкового полка майор Н. Г. Селихов

В половине седьмого вечера 16 января радиосвязь командования флота со штабом полка пропала и больше не восстановилась – видимо, вышла из строя радиостанция или сели батареи. Возможно, утрата радиосвязи была связана с переносом штаба полка непосредственно к передовой (к селу Таракташ). Поэтому картина дальнейших действий восстанавливается, в основном, по немецким источникам и отрывочным свидетельствам участников десанта.

Район Судака находился в зоне ответственности 30-го армейского корпуса 11-й армии вермахта. Уже утром 16 января штаб корпуса получил донесение о том, что гарнизон Судака оставил посёлок и отошёл в район села Таракташ – к узлу горных дорог в 5 км севернее Судака. До шоссе Феодосия–Симферополь отсюда оставалось порядка 20 км, и этот прорыв не мог не обеспокоить немцев. Однако в связи с наступлением на Феодосию резервов у 11-й армии почти не оставалось, и к Судаку бросили всё, что удалось наскрести – 13-й румынский горный батальон и одну роту 18-го румынского горного батальона. Эти силы поддерживала довольно серьёзная артиллерийская группировка – батарея 4-го румынского артполка (три орудия), рота 560-го противотанкового дивизиона (шесть орудий) и восемь зениток из 22-го зенитного батальона. Боеспособность румынских войск оставляла желать лучшего, поэтому к вечеру 16 января сюда же направили немецкие части – сводную роту 46-го сапёрного батальона и роту 438-го пехотного полка, усиленные одной 150-мм гаубицей. Общее руководство Судакской группой было поручено командиру 22-го зенитного батальона.

Судакская долина имеет только один выход – на север, к большому посёлку Таракташ. Там же заканчивается дорога на посёлок Новый Свет, расположенный немного западнее Судака. Возле Малого Таракташа шоссе, ведущее из долины, разветвляется: основная дорога идёт дальше к Симферопольскому шоссе; другая – сворачивает на запад, через Ай-Савскую долину на Алушту; третья – уходит на восток, по направлению к Коктебелю. Вдоль берега есть только горная тропа, ведущая в сторону мыса Меганом – позднее по ней отступит часть десантников.

Район Судака на топографической карте 1941 года

Район Судака на топографической карте 1941 года

К утру 17 января десантники заняли весь Таракташ (отбить его немцам так и не удалось). Более того, майор Селихов предпринял смелый манёвр: прикрывшись со стороны Алуштинской дороги 3-й ротой лейтенанта Слюсарёва, основную часть своих сил он направил не на север, а на восток – по дороге, ведшей через горы на Коктебель и далее на Феодосию. Очевидно, такое решение было вызвано изначальным приказом – ударом с тыла оказать содействие войскам 44-й армии, ведущим бои под Феодосией. Решение оказалось удачным, так как основные подкрепления к немцам подходили с севера. Днём 17 января десантники преодолели перевал Синор и дошли до села Отузы, расположенного в 15 км от Таракташа. До Коктебеля оставалось всего 10 км, а там уже рукой подать и до линии фронта…

Однако в селе Отузы располагался сильный вражеский гарнизон, предназначенный для прикрытия тылов и борьбы с партизанами – три сапёрные роты (две румынские и одна немецкая), а также румынский кавалерийский эскадрон. Поэтому взять село не удалось, но бойцы десанта закрепились в его окрестностях, а чуть позже здесь были взяты пленные из 170-й пехотной дивизии. Увы, в руках немцев осталось и село Козы, расположенное южнее дороги.

Немцы переходят в контрнаступление

17 и 18 января продолжались упорные бои у Таракташа и в Отузской долине, но успеха не добилась ни одна из сторон. Формально 226-й полк занял большой плацдарм от Нового Света до окраин села Отузы – 20 км в ширину и до 7 км в глубину. Но к этому времени немцы добились перелома в боях за Феодосию – немецкий 30-й армейский корпус, начавший наступление утром 15 января, за два дня прорвал оборону советской 44-й армии в полосе 236-й дивизии, а 17 января занял Владиславовку и вышел к морю у станции Сарыголь восточнее Феодосии. В ночь на 18 января 44-я армия, понеся большие потери и оказавшись под угрозой окружения с севера, оставила Феодосию и отошла на Ак-Монайские позиции. 51-я армия первоначально удержала свои рубежи севернее Владиславовки, но когда 19 января её левый фланг оказался открытым, также была вынуждена отойти. К 20 января новый фронт стабилизировался на Ак-Монайских позициях. Это позволило немцам 19 января высвободить дополнительные силы для ликвидации десанта в Судаке. Им удалось отбросить восточную группу десанта от села Отузы к Синорскому перевалу. Севернее Таракташа на какое-то время была окружена передовая рота лейтенанта Касенкина, но затем ей вновь удалось восстановить свои коммуникации. Немалую роль в этом сыграла помощь партизан 2-го района, с которыми удалось установить связь через посыльных.

На ликвидацию десанта немцы направили не только наземные части, но и авиацию – пикировщики Ju.87 из 77-й штурмовой эскадры (SG77) 8-го авиакорпуса. К 20 января, помимо вышеупомянутых сил, немцы сосредоточили против плацдарма следующие войска, разделённые на две ударные группы:

Западная группа:

— батальон 391-го пехотного полка;

— штаб 240-го противотанкового дивизиона 170-й пехотной дивизии с одним противотанковым взводом (пять 37-мм орудий).

Восточная группа

— штаб 399-го пехотного полка 170-й пехотной дивизии;

— усиленный батальон 391-го полка с двумя 75-мм пехотными и тремя 37-мм противотанковыми орудиями;

— одну 88-мм зенитку, два 20-мм зенитных автомата и три румынских горных орудия.

Дислокация немецких ударных групп неясна – насколько можно понять по отрывочным сведениям, западная группа наступала от Алушты по Ай-Савской долине, восточная – через Отузы и перевал Синор. Так или иначе, немцы пытались совершить двойной охват, обойти заслон в Судакской долине и выйти в неё южнее Таракташа.

Наступление противника началось 22 января в 07:30 по Берлину, однако к успеху не привело даже несмотря на поддержку авиации. Атака на Таракташ провалилась – более того, десантники отбросили противника к северу, и некоторые его части оказались под угрозой окружения. Немецкие командиры жаловались на низкую боеспособность румын и требовали новых подкреплений.

В это же время десантники неожиданно получили подкрепление – на плацдарм начали выходить бойцы из частей 44-й армии, окружённых западнее Феодосии. В частности, к десанту присоединились остатки первого батальона 818-го стрелкового полка 236-й стрелковой дивизии во главе с комиссаром батальона Г. С. Чаловым. Боевой дух десантников оставался высоким – лишь 21 января немецкие документы отметили первого перебежчика (судя по всему, до этого момента пленных им взять не удавалось). Впрочем, показания «перебежчика» не отличались точностью – похоже, он не желал говорить правду. По его словам, в Судаке было высажено всего 700 человек при трёх 76-мм орудиях – цифра, заниженная более чем вдвое. Полк он назвал правильно, а вот номера дивизии назвать не смог. По словам пленного, десантникам не хватало снабжения, а среди личного состава было много обмороженных.

Лишь 23 января противник сумел достичь крупного успеха – взять высоту 350,6 в километре северо-западнее Таракташа. Отсюда вся Судакская долина, засаженная виноградниками, просматривалась до самого моря. На следующий день немцы обходным ударом при поддержке пикировщиков захватили западную часть посёлка (Малый Таракташ), находившуюся под самой горой. Командир 22-го зенитного батальона планировал обойти Таракташ с обоих флангов и окружить его, однако вплоть до 25 января связь между восточной и западной ударными группами установить не удавалось. Немецкие донесения отмечали храбрость советских бойцов и их упорное сопротивление.

Лишь утром 25 января немцы смогли полностью занять Таракташ и высоты вокруг него. Это случилось в тот момент, когда к десанту наконец-то прибыло подкрепление…

Неожиданная помощь

После потери связи со штабом 226-го горнострелкового полка ни в штабе флота, ни в штабе Кавказского фронта о судьбе десанта не имели практически никаких сведений (лишь от воздушной разведки было известно, что он ведёт бои). Тем не менее, в директиве штаба фронта №0201/оп от 19 января предусматривалось участие десанта в новом наступлении на Феодосию – в ночь на 21 января флот должен был высадить в Феодосии один горнострелковый полк, которому ставилась задача наступать на Насыпкой, в то время как 226-й полк должен был наступать на Отузы. В штабе фронта не знали, что майор Селихов уже выполнил этот приказ «авансом». Что же касается плана новой высадки в Феодосии, то он был явно невыполним, о чём флот и донёс наркому ВМФ Н. Г. Кузнецову. Однако штаб фронта отказался отменять высадку и лишь перенёс её сначала на сутки, а потом ещё на сутки…

Командир 544-го горнострелкового полка С. Г. Забродоцкий (послевоенное фото)

Командир 544-го горнострелкового полка С. Г. Забродоцкий (послевоенное фото)

В конце концов, был достигнут «компромисс»: 544-й полк 138-й горнострелковой дивизии было решено высаживать не в Феодосии, а в Судаке, на уже занятом плацдарме. После высадки командир полка должен был войти в подчинение майору Селихову. Затем оба полка должны были занять район Судак–Таракташ–Туклук–Новый Свет, взять под контроль дороги из Судака на Отузы, Салы и Алушту, а в дальнейшем быть готовы наступать на Салы или Феодосию. Кроме того, предписывалось установить связь с партизанами и иметь в виду возможность перехода к партизанским действиям в горах. Начальнику тыла фронта предписывалось обеспечить войска боеприпасами и снабжением на 5–8 суток, а также необходимым количеством лошадей и повозок.

Крейсер Красный Крым

Крейсер Красный Крым

Высадка была назначена на утро 25 января. План операции в целом повторял высадку 16 января, командиром десантного отряда и фактическим руководителем высадки являлся капитан 1-го ранга Андреев. В состав отряда входили крейсер «Красный Крым», а также эсминцы «Сообразительный», «Безупречный» и «Шаумян». Командиром отряда высадочных средств также командовал капитан-лейтенант А. П. Иванов, но вместо тихоходной канонерской лодки в него вошёл базовый тральщик Т-412.

Для уточнения ситуации в Судаке 22 января сюда был выслан эсминец «Бодрый» с грузом боеприпасов и продовольствия. Около полуночи он прибыл на рейд Судака, связался с берегом, за пять часов корабельными шлюпками выгрузил снабжение и принял обратно 40 раненых. Лишь после возвращения эсминца командование флота получило точные сведения о ситуации на плацдарме и положении десанта – на тот момент оно не вызывало никаких опасений…

Эсминец Безупречный

Эсминец Безупречный

Уже 23 января 544-й горнострелковый полк майора Забродоцкого был погружён в Туапсе на крейсер «Красный Крым» (около 1500 человек) и эсминец «Шаумян» (309 человек). Кроме того, на крейсер было принято 70 т боеприпасов, 10 т продовольствия и материальная часть взвода связи, а на эсминец погрузили два полевых орудия, 20 т боеприпасов и 2 т продовольствия. Другие эсминцы шли без десанта – их задачей было охранение и огневая поддержка соединения. Затем корабли перешли в Новороссийск, где их ждал отряд высадочных средств. Тральщик Т-412 взял на борт 137 морских пехотинцев в качестве отряда первого броска.

Эсминец Сообразительный

Эсминец Сообразительный

Морской переход прошёл без проблем. Из-за тумана отряд вышел к побережью на расстоянии 4–5 миль западнее Судака, однако быстро сориентировался по красному огню подводной лодки Щ-201, выставленной в качестве маяка. Не скованный тихоходной канонеркой, отряд высадочных средств также прибыл к месту высадки без опоздания. В 23:00 «Красный Крым» и «Шаумян» встали на якорь (первый – в 700 м от берега, второй – в 200–250 м). В половине двенадцатого ночи корабли начали высадку с помощью бортовых плавсредств. Тем временем новые эсминцы «Безупречный» и «Сообразительный» разошлись к западу и к востоку от Судака, чтобы при необходимости подавить огневые точки противника. При этом «Безупречный» отправил свои шлюпки для помощи в разгрузке «Шаумяна».

Всё проходило гладко, по отработанной схеме. Единственным исключением оказался тральщик Т-412, командир которого капитан-лейтенант Бартышев вопреки плану высадки бросил якорь в двух километрах от берега и саботировал все приказы Андреева подойти ближе. Поэтому отряд первого броска был высажен на берег лишь после полуночи. Моторные катера в первую очередь перевозили на берег припасы, весельные баркасы – людей. Высадка затруднялась тем, что в Судаке имелась лишь одна небольшая пристань, куда могли подходить лодки и катера, высаживать же своих людей прямо в воду при температуре 8–10° ниже нуля командир полка категорически отказался.

Эсминец Шаумян

Эсминец Шаумян

Ещё в 23:45 на первой вернувшейся с берега шлюпке на «Красный Крым» прибыл представитель 226-го горнострелкового полка, который сообщил, что в районе посёлка Большой Таракташ идёт бой, и попросил поддержки корабельной артиллерии. Для уточнения целей на берег был послан капитан-лейтенант Мельников, который вернулся лишь в половине третьего утра, получив заявку непосредственно от майора Селихова. Однако открыть огонь смог только эсминец «Сообразительный», с 05:17 выпустивший тридцать 130-мм снарядов по селам Отузы и Козы.

К 6:00 с «Красного Крыма» было высажено 1267 человек (на борту осталось ещё около 250 бойцов). В это же время волнение моря усилилось, поэтому командир отряда принял решение прекратить высадку, чтобы успеть уйти в море до рассвета и появления вражеских пикировщиков. В 06:05 отряд снялся с якоря и двинулся в Новороссийск, куда прибыл в 16:30, доставив 58 раненых. Отряд высадочных средств ещё некоторое время оставался у берега, продолжая выгрузку боезапаса с тральщика Т-412 (одновременно на тральщик приняли ещё около 200 раненых). В половине девятого и эти корабли ушли в Новороссийск.

Тральщик Т-412 в Батуми, 1944 год. На заднем плане – крейсер Красный Крым

Тральщик Т-412 в Батуми, 1944 год. На заднем плане – крейсер Красный Крым

В целом операция прошла гладко и организованно, продемонстрировав, что Черноморский флот при наличии достаточных сил и волнении моря не выше 4–5 баллов способен организовать высадку на минимально оборудованном побережье на большом удалении от своих баз. Характерно, что для второй высадки в Судаке канонерскую лодку «Красный Аджаристан» не взяли – она была очень удобна как десантное судно, но малопригодна для рейсов на большие расстояния из-за крайне малой скорости. Лодка сковывала отряд высадочных средств и требовала дополнительных сил для своего охранения, однако её всё же пытались использовать – вечером 25 января «Красный Аджаристан» был направлен из Новороссийска в район Судака с грузом боеприпасов и продовольствия. Шторм не позволил лодке дойти до места назначения, и в ночь на 27 января командование разрешило ей вернуться в базу.

Для встречи 544-го полка в Судак прибыл майор Селихов. На совещании командиров полков было принято решение направить вновь прибывшие войска на самый опасный участок – в Ай-Савскую долину восточнее Таракташа, где у немцев наметился прорыв и были замечены вражеские танки.

Финал

Увы, подкрепление прибыло и к немцам, причём оно включало и бронетехнику (штурмовые орудия). 25 января группировку вражеских войск возглавил командир 399-го немецкого пехотного полка, а после окончательного сосредоточения сил (к вечеру 26 января) она приобрела следующий вид:

Западная группа:

— батальон 105-го пехотного полка 72-й пехотной дивизии;

— батальон 391-го пехотного полка 170-й пехотной дивизии;

— 13-й румынский горный батальон;

— рота 438-го пехотного полка 132-й пехотной дивизии;

— рота 560-го отдельного противотанкового дивизиона (шесть 37-мм орудий);

— взвод 240-го противотанкового дивизиона 170-й пехотной дивизии (пять 37-мм орудий);

— два 88-мм орудия 22-го зенитного батальона;

— взвод лёгких полевых гаубиц 240-го артиллерийского полка 170-й пехотной дивизии;

— два (по другим данным – три) штурмовых орудия.

Восточная группа:

— штаб 399-го пехотного полка 170-й пехотной дивизии;

— усиленный батальон 399-го пехотного полка 170-й пехотной дивизии (два лёгких пехотных орудия и три 37-мм противотанковые пушки);

— батальон 391-го пехотного полка 170-й пехотной дивизии;

— 17-й горный батальон (румынский);

— два румынских горных орудия;

— взвод тяжёлых полевых гаубиц;

— одно 88-мм зенитное орудие;

— взвод зенитных автоматов (два 20-мм орудия).

Таким образом, против двух советских горнострелковых полков противник сосредоточил силы, также эквивалентные двум полкам. При этом немецкие и румынские войска имели хорошее снабжение и тыловое обеспечение, а также поддерживались сильной артиллерией (полевой, противотанковой и даже самоходной). Десантники же имели всего шесть 76-мм орудий, четыре из которых были выгружены во время первой высадки, два – во время второй.

Тем не менее, десантникам всё ещё сопутствовал успех. На какое-то время бойцам майора Селихова удалось вновь занять узел дорог у Таракташа, откуда немцы выбили их лишь утром 26 января при помощи штурмовых орудий – бороться с бронетехникой красноармейцам было попросту нечем.

Немецкое штурмовое орудие StuG III в Крыму, осень 1941 года. Против Судакского десанта немцы использовали три таких машины. Фото из коллекции автора

Немецкое штурмовое орудие StuG III в Крыму, осень 1941 года. Против Судакского десанта немцы использовали три таких машины. Фото из коллекции автора

Немецкое наступление было назначено на утро 27 января, но из-за упорного сопротивления десантников возле узла дорог его пришлось отложить на несколько часов. В то же время майор Селихов, получив подкрепление, решил атаковать первым – утром 27 января десантники вновь ворвались в Таракташ. Увы, эта атака стала трагической ошибкой – в результате неё нарушилась система обороны десанта, и советские войска не смогли отразить немецкий контрудар. Кроме того, бросив все силы в наступление, Селихов не организовал запасных рубежей обороны на пути к Судаку. Его 226-й полк, закалённый в непрерывных боях, за неделю потерял не менее трети личного состава, а свежий 544-й полк был ещё не обстрелян.

Прорвавшись западнее Таракташа, немцы смогли отрезать 544-й полк в Ай-Савской долине, севернее горы Перчем, отрезав ему отход на Судак. Отрезанным оказался и командный пункт майора Селихова, располагавшийся далеко на востоке, севернее села Козы. Помня полученный приказ, командир 226-го полка продолжал считать Коктебельское направление главным и отказался переносить свой штаб в Судак, как ему предлагали. Желание майора находиться ближе к войскам понятно и логично, но в итоге эта неосторожность привела к катастрофе…

Судя по всему, 27 января советские войска потеряли управляемость, чему в немалой степени содействовали авианалёты. В то же время немцы, прорвавшиеся вниз по Судакской долине, отрезали десантникам путь к отступлению. Вечером того же дня противник занял Судак, расколов оборону десанта на отдельные очаги упорного, но уже неорганизованного сопротивления.

Вечером 28 января к Судаку прибыл эсминец «Безупречный» с двумя «морскими охотниками», доставивший десанту продовольствие и боеприпасы. Однако моряки увидели, что побережье занято противником. К вечеру того же дня немцы завершили зачистку Судакской долины, обнаружив тела 770 убитых советских солдат и офицеров. Ещё 876 человек были взяты в плен. В качестве трофеев противник зафиксировал семь (по некоторым данным – девять) противотанковых пушек, пять 76-мм горных орудий, 14 миномётов и две разбитые радиостанции.

Всего в Судаке было высажено около 3400 человек и эвакуировано 300 раненых. Таким образом, судьба около полутора тысяч человек остаётся неизвестной. Безусловно, значительная часть из них погибла, но многие остались живы и присоединились к партизанам, либо продолжали действовать отдельными группами. По имеющимся данным, к партизанам присоединилось около 350 человек, среди них – сам майор Селихов (позднее ставший командующим 2-м партизанским районом Крыма), а также комиссар 544-го полка. 1 февраля во 2-й партизанский район прибыли сразу 110 человек во главе с лейтенантом Виноградовым и бывшим комендантом Судака техником-интендантом 2-го ранга Агеевым.

Потери противника также были велики. Только 4-я румынская горная бригада, не участвовавшая в наступлении под Феодосией, за январь 1942 года потеряла 894 человека – в том числе 323 убитыми и пропавшими без вести. Также известно, что за 23–25 января получили обморожения 190 человек из состава немецкой 170-й пехотной дивизии.

Итоги операции

В целом, действия десанта за первую неделю боёв можно оценить как вполне успешные – задачи, полученные 226-м горнострелковым полком, были даже перевыполнены. Во многом это объяснялось отвлечением основных вражеских сил на фронт под Феодосией. Однако именно этот успех привёл к тому, что полк майора Селихова занял слишком обширную территорию, удержать которую оказалось невозможно. Подкрепление в виде 544-го полка прибыло в критический момент боёв, но не смогло переломить ситуацию. Возможно, это объясняется крайне неудачным вводом полка в бой – только что высаженные бойцы, не успев ознакомиться с местностью и обстановкой, попали под сильный вражеский удар. Двигаясь вперёд, храбрый майор Селихов не организовал тыловые оборонительные рубежи, и когда фронт под Таракташем рухнул, не смог отвести свои войска к Судаку, где можно было закрепиться в удобных для обороны местах – Генуэзской крепости и посёлке Новый Свет.


Подписывайтесь на наш канал в Telegram! Найдите в Telegram @sudakme и добавьте его к себе в контакты или перейдите на страницу канала.


3 комментария

Светлана
12:26

Ну хватит уже повторять кем-то когда-то брошенную фразу о десанте «а в наши дни почти забытый». Ну не так ведь это! И книги написаны, и памятники стоят (правда, нет монументального памятника, отражающего трагизм и величие этого десанта, но это уже другой разговор), и исследования проводятся, и в школах детям о десанте рассказывают. Нада-надо достойно нести эту память — вот это верно. Но не забытый!

Согласен с вами. Убрал про «забытый» десант. Текст брал из авторского источника, там было так.

Лариса
21:46

У Вас -«544-й полк 138-й горнострелковой дивизии».Это был 554-й стрелковый полк 138-й горнострелковой дивизии.Мой отец был в составе этого полка.

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы иметь больше возможностей для комментариев (прикреплять фото, видео и т.д.).
Защита от спама
Загрузка...

О чем говорят в городе

Дневной Лагерь В Судаке

Дневной лагерь приглашает в страну веселья и детства ...

  • 14 дней назад 0
YUrij1552

Откуда течение между Алчаком и Крепостью?

  • 19 дней назад 1
Едгар Ро

Мусорки Судака

  • 1 месяц назад 2
Тамара Бершаковская

молодежный парк

  • 2 месяца назад 2
Нина

Кассовые аппараты

  • 2 месяца назад 0
Алина Мыцыкова

Бизнес-форум «Достижение предпринимательства Республи...

  • 2 месяца назад 0
Olga-Rychkova

Отношение к ветеранам, пожилым людям.

  • 3 месяца назад 0
Виктория

Юридические услуги по гражданским, административным, ...

  • 3 месяца назад 0
Roksana

Планирую в Судак с собакой на отдых

  • 3 месяца назад 2
den

И снова о жареном...

  • 3 месяца назад 0
Виктория

Юридические услуги широкого спектра

  • 4 месяца назад 0
СУДАК КАДАСТР

Судак кадастр

  • 5 месяцев назад 0
Alex Alex

Отопление. То холод...то жара !

  • 5 месяцев назад 13
Svetlana  Shevchenko

гастроли студии "Книжица"

  • 6 месяцев назад 0
Виктор

об общественных туалетах

  • 6 месяцев назад 9
Судак me - городской журнал | Новости Судака 16+

© 2010 - 2018 Судак.me

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика